12:00 

XI-8

Ведьмачество
Фест однострочников по Ведьмаку
Дамьен/Анарьетта. Романтика, тщательно скрываемый мезальянс.


Исполнение № 1, 386 слов

— Ты заставил меня ждать! Я не люблю, когда меня заставляют ждать, ты же знаешь!

Дамьен виновато склоняет голову. Пальцы, которыми он держится за мраморный подоконник княжеской опочивальни, медленно, но верно немеют, носок левого сапога все сильнее соскальзывает с узкого уступа под окном, и Дамьен очень надеется, что получит августейшее позволение все-таки влезть внутрь до того, как сорвется и упадет вниз.

Анарьетта отчитывает его так самозабвенно, что он невольно любуется ею. Иногда Дамьену кажется, что она и сама знает, как хороша становится в минуты гнева. Наверное, поэтому княгиня так часто бывает в дурном настроении.

— Ты опоздал почти на два часа! Два! Я жду объяснений, капитан! И почему ты все еще болтаешься за окном?!

— Ваша светлость не давали разрешения…

— Так теперь даю!

Дамьен с трудом переваливается через подоконник и первым делом пытается размять сведенные судорогой пальцы.

— Ты не ответил на вопрос. Где ты был?!

— Пытался не попасться на глаза охране вашей светлости. Даже если принять во внимание, что я сам лично расставил все посты, это было дья… очень трудно.

Анарьетта облизывает губы, теребит поясок пеньюара.

— Хочешь сказать, я не ошиблась с выбором капитана дворцовой гвардии? — говорит она, глядя как-то по-особенному.

— Нет, не ошиблась, — хрипло отвечает он. — Вашей милости был нужен лучший из лучших. Я стал им.

— О да, стал…

Анарьетта поводит плечами и пеньюар струится по ее телу шелковым водопадом, а Дамьену только и остается, что в который раз онеметь перед ее наготой, застыть, чтобы через миг упасть на колени, прижаться губами к белой коже, сладкой, пахнущей розовой пудрой.

Он знает, как все будет дальше: она вздрогнет, глубоко вздохнет, станет податливой. Пусть совсем ненадолго, она будет безраздельно принадлежать только ему.

Дамьен уходит почти перед самым рассветом. Анарьетта лениво наблюдает за тем, как он одевается из-под полуприкрытых век.

— Туссент ценит тебя, капитан де ла Тур, — произносит она, когда Дамьен перекидывает ногу через подоконник. — Известие о том, что ты сорвался с крыши, крайне опечалит нас.

— Ваша милость…

Она встает с постели, переступает через сброшенное в пылу страсти покрывало, и подходит к Дамьену. Поцелуи Анарьетты всегда такие же требовательные, как и она сама. И такие же прекрасные.

— Я приказываю: больше никаких крыш!

Он, как обычно, склоняет голову.

— Как будет угодно вашей милости, хотя это все осложнит.

— И еще моей милости угодно, чтобы ты больше не опаздывал! — летит ему вслед.

Карабкаясь по карнизу шириной с ладонь над пропастью, Дамьен счастливо улыбается.


@темы: Тур XI, Дамьен де ла Тур, Выполнено, Анна-Генриетта (Анарьетта)

URL
Комментарии
2017-06-10 в 19:49 

Исполнение № 1, 386 слов

URL
2017-06-10 в 20:11 

Чудесное, очень романтичное и нежное исполнение, а переход от "меня" к "нам" в исполнении светлейшей княгини отдельно порадовал)
Спасибо, дорогой исполнитель!
з.

URL
2017-06-11 в 09:48 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
:hlop: Прекрасно!

   

Однострочники по Ведьмаку

главная